СТАТЬИ ПО МАССАЖУ   БИБЛИОТЕКА МАССАЖИСТА   АНАТОМИЯ   УЧЕБНИК МАССАЖА   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О ПРОЕКТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Еще раз о Джуне

Трудно назвать сегодня другое имя, которое за столь короткое время приобрело бы такую широкую и страстную, если можно так сказать, популярность в нашей стране и за ее пределами. Известнейшие поэты посвящают ее целительскому искусству восторженные стихи. Художники и скульпторы пишут и ваяют ее портреты. Авторитетные ученые вводят термин "феномен Джуны". Такого успеха не знали даже привычные чемпионы славы - звезды эстрады и любимые спортсмены.

И многие задают себе вопрос: в чем же причина этого небывалого успеха? Как этой хрупкой, красивой женщине, необычной и своеобразной, удалось так скоро и полно привлечь к себе и своему делу жгучий неослабевающий интерес, вызвать такое количество жесточайших дискуссий и споров.

Однозначный ответ здесь вряд ли возможен. Это и сама явно незаурядная личность Джуны, и эффективность методов ее лечения, и ее подкупающая искренность, огромная самоотверженная увлеченность всем, что она делает.

Искусство лечить наложением рук или просто пассами возникло в глубокой древности. Над его осмыслением, развитием, применением трудились сотни поколений мудрецов разных народов. Сильнейшие носители этого искусства завоевывали широкую популярность, вызывали массовое восхищение, часто смешанное со страхом, но не менее часто и побивались камнями, распинались или сжигались на кострах.

Приходится признать, что люди во все времена очень настороженно относились ко всему новому, боялись непонятного, не поддающегося привычным, "обжитым" объяснениям, выходящим за пределы собственных их знаний и умений. К тем же, кто обладал необычными возможностями, всегда искали пути, когда была необходима их помощь, но не менее охотно обвиняли их во всех бедах, причины которых оказывались такими же непонятными, как и они сами.

Говорить просто об искусстве таких людей, конечно, неверно. Это и врожденные способности, и непрерывная, хотя и незаметная и малопонятная для окружающих, работа над собой, и конечно же сумма знаний, которыми большинство людей не обладает. Недаром в определение людей с необычно развитыми возможностями, как правило, входило именно представление о каких-то особых знаниях. "Он знает!", - говорили о знахарях Сибири. Ставшее оскорблением слово "ведьма", как и "ведун", происходит от глагола "ведать", "знать". Людей, занимавшихся изучением и развитием необычных возможностей человека, часто называли чернокнижниками. Их чтили и боялись. Маг (гр.) - это жрец, занимающийся и астрологией, и другими тайными науками, чародей, кудесник, колдун, а магистр (лат.) - начальник, наставник и т. д. "Делом своей жизни я избрал дело, противное богу и природе, - говорил в начале века один из известнейших специалистов этой таинственной области знания Г. И. Гурджиев, - я выявляю скрытые возможности человека".

Лишь в последние десятилетия, привыкнув к чудесам науки и техники, люди начинают понимать, что необычные возможности человека при всей их внешней чудесности не могут не иметь (пусть неизученных пока) объективных глубинных механизмов, которые можно и нужно понять и разумно использовать.

Любопытно мнение Дж. Дж. Фрезера, известнейшего английского опровергателя магии, который считал, что маг, надеясь лишь на развитие собственных необычных возможностей, ближе к ученым, чем к людям религиозного мышления, обращающимся за помощью к некоему высшему существу, в котором человек, по сути, сконцентрировал представления о собственных своих скрытых возможностях и в которые он сам толком не верит.

Успеху человека, умеющего "чудесным образом" помогать другим, часто просто завидуют. Так, как завидуют виртуозному искусству певца, скрипача, балерины. В их успехе видят лишь дарованный природой талант, но мало кто пытается осознать, какого непосильного труда часто стоит развитие этого таланта до совершенства, приносящего реальный успех. Особенно это относится к "чудесному" дару биоэнергетической помощи больному.

Помню, несколько лет назад мы договорились с Джуной о встрече у нее на квартире для разговора о предстоящих экспериментах. Но пошли один за другим тяжелейшие больные, требующие предельного напряжения сил. После полуночи Джуна наконец освободилась. Бледная, уставшая - ведь она работала десять часов подряд. "Ну, как, Джуна, состоится ли наш разговор сегодня?" "Какой разговор?! Ведь уже два часа ночи..." - ответила Джуна севшим голосом.

Потом пришло высшее искусство, позволяющее ей "пропускать" многих больных за день без видимого со стороны напряжения. Но и при этом главным из секретов успеха Джуны остается ее полная самоотдача, стремление сделать все, что в силах и выше сил.

И сейчас на достигнутых высотах мастерства она стремится как можно больше отдать людям. Работая с очередным пациентом в окружении ожидающих своей очереди, Джуна щедро говорит им: "Раскройте руки, ощутите энергию, научитесь распределять ее - в этом ваше выздоровление".

Верю ли я сам в лечебные возможности Джуны? Да, верю! И располагаю для этого не только многочисленными наблюдениями, результатами физиологического эксперимента, но и, что еще убедительнее для каждого, личным опытом.

В конце апреля 1985 г. Джуна пригласила меня к себе домой для обсуждения новых опытов, времени на которые она, к сожалению, пока так и не выбрала. Это было вскоре после завершения тяжелейших внеплановых экспериментов, когда мы с товарищами до глубокой ночи в десятках экспериментов исследовали параллельные изменения важнейших показателей жизнедеятельности в организмах лечителя и пациента одновременно. Тяжелое нервное перенапряжение привело к резкому обострению старой моей "болячки" - нейродермита. Кисти обеих рук опухли, растрескались, месяц за месяцем сочились сывороткой крови, и зуд не удавалось снять ни одним из доступных препаратов.

"Что с твоими руками?" - в первую же минуту спросила Джуна. Я рассказал ей. "Так что же твои сенситивы тебя не вылечили?" - гневно спросила она. "Я работаю с ними как товарищ, ученый, но никогда ни о чем не прошу. Я сам заработал эту болезнь и сам должен победить ее", - ответил я.

Я уважаю и люблю бескомпромиссную страстность выражения Джуной своего отношения к добру и злу, она всегда искренна и честна до предела. Но ответа ее все-таки не приведу - читатели, знающие ее хуже, могут понять меня неправильно.

- Давай сюда свои руки, садись! - скомандовала Джуна, буквально насильно заставляя меня отступиться от своих принципов. Плавные движения ее изящных рук в воздухе я чувствовал сильно, особенно больными участками кожи. - Ну, все! Пять сеансов - и ничего не останется.

Лучше стало уже на следующее утро, но мне и в голову не пришло напрашиваться на новый сеанс. Я знал, как трудно попасть к ней на лечение, это удается немногим из тысяч желающих.

И каково было мое удивление, когда сотрудница с круглыми глазами сообщила: "Вам звонит Джуна". "Почему ты не приехал?" - раздался ее возмущенный голос. - Приезжай немедленно! Я же сказала, что вылечу тебя!" Стыдно сказать, но у меня защипало в глазах. Я злоупотребил ее добротой еще раз, но от третьего сеанса отказался, сказав, что не хочу быть "плохой рекламой", поскольку с завтрашнего дня мне предстояло начать копать землю на участке. Она нахмурилась, пожала плечами, мы надолго расстались.

Но прошло уже три года, а ни одной вспышки нейродермита не было, хотя стрессовых ситуаций, в основном связанных с занятиями той же биоэнергетикой, было более чем достаточно.

Но что же это за загадочная спасительная энергия, само существование которой многими учеными до сих пор ставится под сомнение?

Советскими учеными А. А. Гурвичем, В. П. Казначеевым с соавт., Ю. В. Гуляевым и Э. Э. Годиком установлено наличие энергетических полей вокруг живых организмов самого различного развития. В составе этих полей обнаружены практически все известные физике формы энергии.

Современная наука привыкла верить показаниям приборов, но приборы в сфере биоэнергии до последнего времени молчали. Таким образом, древнейшие проявления необычных возможностей человека наука смогла отчасти улавливать лишь сегодня, причем на уровне самых новейших достижений своей исследовательской техники. Но как же тогда наши далекие предшественники, исследователи Древнего Востока, не имея вообще каких-либо приборов, напоминающих современные, сумели создать стройные теории биоэнергетики человека, подтвердив их обоснованность важнейшим критерием истины - практикой, развив высокоэффективные теории иглоукалывания, гипноза, аутотренинга, полевых видов каратэ, кунг-фу, айкидо и др. И можно ли противопоставлять этот древний опыт человечества бесспорной мощи современной науки?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно вспомнить, что каждое техническое устройство, каждый прибор создается человеком для продолжения или усиления собственных его возможностей. Экскаватор заменяет тысячи землекопов, а ЭВМ во многом, по крайней мере количественно, воспроизводит совершеннейший человеческий мозг. В процессе эволюции человеческий организм накопил оптимальные решения множества возникавших перед ним задач. И бионика возникла как наука о путях и методах технической реализации этих оптимальных решений. Человек был и останется прообразом всех устройств, создаваемых им в известном смысле по своему образу и подобию. Но воспроизводимы, конечно, лишь те возможности, которые человечество уже сумело осознать, осмыслить, изучить. Необычные же возможности человека, в которых проявляется биоэнергетика, развиты лишь у немногих современных людей, а большинство продолжает пока относиться к ним с сомнением.

Сила древних искателей истины состояла именно в том, что они в качестве средства исследования необычных возможностей человека использовали сами эти возможности, доведенные специальными тренировками до высоких степеней совершенства. Анализируя эти сложные, трудные и непонятные методы психофизической тренировки, мы за мишурой неприемлемых сегодня представлений, делавших их, однако, доступными для понимания и доверия людей того времени, часто обнаруживаем хорошо продуманные, эффективные, хотя и никак пока не используемые, приемы управления функциональными соотношениями сознания и подсознания, правым и левым полушариями человеческого мозга с присущими им специфическими функциями.

Высказывания же ряда зарубежных и наших ученых о том, что они не поверят в реальность биоэнергетических взаимодействий, пока не обнаружат между источником и объектом этих взаимодействий известные физике формы энергии, представляются некорректными.

Если вспомнить историю физики, то формы энергии открывались последовательно, по мере развития научных представлений и методов их исследования. Вольта и Гальвани, открывшие электричество, вероятно, были бы ошеломлены, а то и поверили бы в сверхъестественное, увидев современный цветной телевизор, хотя в основе его работы заложены идеи, вытекающие из собственных их открытий. В. И. Ленин подчеркивал, что пока человечество и наука продолжают развиваться, это неминуемо будет выражаться открытием все новых реальностей, которые на первых порах, как правило, выходят за пределы уже сложившихся представлений и объяснений.

И каких достижений ни добилась бы наука, неминуемо будет возникать новое, выходящее за пределы уже известного, воспринимаемого вначале как отрицание уже достигнутого, но затем, после более серьезного осмысливания, становящееся источником дальнейшего развития отдельных отраслей и всей науки в целом. И это полностью относится к учению о необычных возможностях человека, о лежащей в основе их биоэнергетике - самой сложной, а потому задержавшейся в своем оформлении области знаний о человеке во Вселенной. После начавшегося сегодня научного признания она, как гадкий утенок из сказки Андерсена, распустит широкие крылья небывалой красоты и силы.

Следует заметить, что в непривычной, архаической форме, отталкивающей большинство современных ученых, наши далекие предки подготовили ряд представлений, охватывающих всю область биоэнергетики. И прежде всего они подчеркивали мысль о том, что необычные возможности человека нельзя рассматривать, изучать в отрыве от всей системы Вселенной, в которую человек неотрывно вписан в качестве ее элемента. К. Э. Циолковский говорил, что человек в большей степени гражданин Вселенной, чем Земли.

Древние доказывали также, что кажущаяся пустота пространства Вселенной заполнена энергией, точнее, ее праэлементами (прана, Ки), которые и служат содержанием биоэнергетики человека.

Гораздо позднее на Западе возникли порочные представления о биоэнергии, пси-энергии, принадлежащих будто бы самому человеку и отличных от энергетики Вселенной. Древние же видели в энергии, реализуемой и управляемой человеком, лишь энергию, почерпнутую им из пространства Вселенной. Мы тоже признаем это, по крайней мере, на уровне получения энергии с пищей, представляющей собой в конечном счете овеществленную растениями солнечную энергию. Мы отмечаем полезные воздействия на организм энергии при физиотерапевтических процедурах, поглощении организмом радиоволн, даже возможность замещения энергии, расходуемой больным сердцем, электрической энергией аппарата искусственного кровообращения. Но сама мысль о включении в механизмы энергообмена человеческого организма свободных энергий окружающей среды остается пока слишком непривычной. Этому способствует и слабое развитие науки об энергетике целостного человеческого организма.

Блестящие исследования биоэнергетики на уровне молекул, клеток, в частности приоритетные труды академика С. Е. Северина, члена-корреспондента АН СССР В. П. Скулачева, дали науке об организме многое. Но изучение полного энергообмена человеческого организма с окружающим миром пока явно отстает, и нам лишь предстоит строить практически заново системно-энергетическую физиологию человеческого организма, которая позволит объективно, количественно изучить и проблему биоэнергетических воздействий на организм.

Между тем уже А. Сент-Дьердьи показал, что при всей сложности процессов и структур энергообмена в организме он сводится, по сути, к легко управляемому посредством внешних энергий обмену протонов и электронов. Академик В. М. Бехтерев еще в начале века установил, что внешняя энергия, поступая в организм через органы чувств, накапливается затем в нервной системе, причем в количествах иногда больших, чем в мышцах. У искателей же Древнего Китая, Индии, Вьетнама факт усвоения организмом внешних "космических" энергий через поверхность тела не вызывал сомнений.

Сейчас лишь начался прогрессивный переход от огульного отбрасывания всего древнего опыта человечества, представлений о биоэнергетике организма человека, которую мы лишь учимся регистрировать с помощью аппаратуры, к всемерному использованию рациональных их составляющих. О размерах выигрышности этого бережливого и непредвзятого подхода к историческому опыту и глубинным возможностям человека для здравоохранения, сельского хозяйства, животноводства и других отраслей народного хозяйства мы можем пока только догадываться.

Наука же, как известно, это не самоцель, а лишь орудие человечества, созданное им для расширения его взаимодействий с внешней средой и управления внутренней средой самого человеческого организма. И мы не настолько богаты сегодня, чтобы отбрасывать полезные достижения всех времен и народов лишь в связи с тем, что они не укладываются в пределы наших уже сложившихся, ставших привычными представлений.

Так в чем же все-таки секрет целительной силы Джуны? Прежде всего в том, наверное, что она, впитав многое лучшее из древнего опыта человечества, особенно традиции и знания своих предков - ассирийцев, самоотверженно посвятила себя совершенствованию и применению этого лучшего, создала собственную оригинальную методику.

Хочется напомнить, что все имеющиеся определения энергии рассматривают ее как эквивалент работы, действия. Поэтому энергия лежит в основе и каждого проявления жизнедеятельности, и каждого акта управления ею. Человек рождается в глубоком контакте с природой, щедро питающей его энергией. Затем при неправильном воспитании, образе жизни он теряет, искажает эти связи, растрачивает энергию, нарушает ее приток и свою способность восполнять и использовать ее резервы.

Такие люди, как Джуна, научились извлекать из энергетического пространства, накапливать, целенаправленно распределять энергию в больном организме, восстанавливая здоровье.

Как-то Джуна спросила меня: "Зачем ты приходишь ко мне, занимаешься всем этим, ты - профессор, теоретик?!" Я ответил: "Не только потому, что восхищаюсь тобой. Я многому учусь у тебя. На моих руках в свое время умерло слишком много людей, которых, как я теперь понимаю, можно было спасти". И я мечтаю о генераторе биоэнергии мощностью в сто, а еще лучше в тысячу Джун. Кажется, эта единица измерения энергии жизни сейчас начинает входить в обиход.

Но что же это за энергия, включающая в себя все известные энергии, но не исчерпывающая свойствами ни одной из них? Древняя Индия обосновала представления о том, что каждая из известных нам энергий построена из своего рода кирпичиков - праэлементов энергии. В пользу этого говорит сегодня взаимопереход форм энергий, предусматриваемый законом сохранения энергии, открытие А. Ф. Охатриным микролептонов и многое другое. Разные виды энергии в этом смысле - это системы, здания, построенные из кирпичиков, но реализующие лишь часть - разные объемы свойств своих элементов.

Но никто не вправе сказать, что мы уже открыли все возможные конструкции зданий энергий, построенных из этих кирпичиков, свойства которых могут быть реализованы еще в великом множестве иных конструкций. Вероятно, именно такими более сложными системными конструкциями обладают энергии, которые улавливаются особо чувствительными людьми - сенситивами (sensitivus - чувствительный, лат.), но еще недоступны приборам.

Опытами нашего коллектива энтузиастов было показано, что в период биоэнергетического влияния, оказываемого врачевателем на пациента, в их организмах развиваются согласованные параллельные сдвиги важнейших показателей кровообращения, дыхания, газообмена и др. Самым характерным при этом является падение потребления организмом кислорода, свидетельствующее, вероятнее всего, о том, что часть энерготрат, необходимых для поддержания жизнедеятельности, замещается донорской энергией, даваемой лечите л ем.

С Джуной мне довелось поставить всего один опыт, да и то при слишком большом скоплении ее почитателей, что далеко не помогает даже обычному эксперименту. Джуна и у нас первым делом выбрала самую трудную непокоренную вершину - начала влиять на изолированное сердце лягушки, в отношении которого обычные рассуждения критиков о самовнушении, гипнозе и т. д. явно отпадают. По одному опыту исследователь делать выводы не вправе. Опыт этот описан в газетах. Но самой парадоксальной показалась нам усиленная реакция изолированного сердца лягушки, когда Джуна уже в другом конце помещения перешла на привычную ей работу с человеком.

При этом были зафиксированы рекордные сдвиги потребления организмом кислорода и других физиологических показателей.

Исследователи, привыкшие к обычным экспериментам, не понимают, как правило, что их требования выделить ту или иную форму энергии, изменить значения тех или иных физических параметров в корне противоречат глубинному личностному настрою лечителя на всемерную, не всегда даже осознанную помощь больному в данном его состоянии.

Субъективно же я не раз чувствовал себя, как цыпленок в гриле, непонятным образом прогреваемым изнутри, когда Джуна в предельном сосредоточении проводила эксперименты или лечила других.

Уходит в прошлое изжившее себя простое отрицание феномена Джуны, как и многих других феноменов биоэнергетики, учеными, которые считают, что все новое обязано укладываться в рамки уже изученного. Еще Луи Пастер называл несчастными людей, которым "все ясно". Успехи науки велики, но объект ее - природа - по мере развития науки разворачивает перед ней все более безграничные перспективы нового, непонятного, ведущего вперед и ввысь.

Для исследователя, любящего науку в себе больше, чем себя в науке, это и есть самое нужное и заманчивое. Путь от познания к овладению на его основе новыми силами и от них и на их основе к новым загадкам, поискам и к новому познанию - это и есть гордый путь Прометея, приведший человека из нор первобытной стаи к космическим кораблям.

Профессиональное искусство Джуны выявлять и тут же исцелять или, по крайней мере, оптимально начинать процесс исправления поломов биоэнергетики всегда восхищает. В течение ряда лет мне в качестве координатора развития биоэнергетики в системе НТОРЭС им. А. С. Попова, затем ВСНТО посчастливилось видеть в работе лучших представителей этого направления нашей щедро одаренной и в этом плане страны. Это дает некоторые основания для сравнений.

В Джуне всегда поражает постоянная беззаветная увлеченность каждым больным и тем более полная, чем труднее и сложнее его случай. Каждый успех и в лечении, и в научном эксперименте она с непосредственной радостью воспринимает как праздник, торжество добра. Джуна непрерывно меняется, оставаясь в то же время самой собой, проявляя все новые грани своей неисчерпаемо богатой натуры. Она всегда в движении вперед, только вперед, в движении, не дающем засосать себя частным препятствиям и трудностям. И она непрерывно учится на каждом необычном случае, встрече, неуклонно совершенствует свою методику. Как легендарная птица Мулу, она не мыслит жизнь вне полета.

Вряд ли удастся назвать другого представителя этого направления, который сумел бы совершить подлинную революцию в массовом отношении к нему общественного сознания, печати, науки, заставить большинство людей принять его как неожиданную, неизученную, но неопровержимую реальность.

Ведущие академики страны практически официально подтвердили необходимость серьезного изучения содержания и возможностей этих необычных приемов исследования и управления жизнедеятельностью человеческого организма. Это огромный шаг вперед. И до Джуны преодолеть привычное отрицание этого направления профессиональной наукой не удавалось никому.

На долю Джуны выпала трудная миссия - быть проводником исторически назревшего пересмотра человечеством подлинных своих возможностей, незнаемых, непризнаваемых им самим, или просто лежащих под спудом.

Советские биоэнергетики не любят термин "парапсихология". Во-первых, он случаен по происхождению. Аристотель, выделив физику, отмел все остальное, сомнительное в кучу метафизики. В XIX веке из этого уже "уцененного" отвала науки была выделена психология, а остальное, повторно отброшенное в сторону, было обозначено термином "парапсихология".

Но кроме этой дефективности происхождения термин "пара" (лат.) имеет слишком много смыслов, где кроме параллельности часто подразумевается и что-то вроде паранормального. А это уже глубоко не соответствует сущности необычных возможностей человека. Наша страна стремится к формированию гармонично развитого человека, человека, полностью раскрывающего механизм своих реальных возможностей. Эту же идею, по сути, Леонардо да Винчи вкладывал в термин "хомо универсалис".

Раскрытие необычных, скрытых возможностей - это, конечно, не патология, а, напротив, подъем личности человека на новый, высший уровень ее развития. Обыватели слишком часто в истории предпочитали искать в таланте, гении черты ненормальности, ограждающие их самих от необходимости признать превосходство других. Особенно часто это происходило с незаурядными людьми, демонстрировавшими необычные возможности человека. Это явилось серьезным фактором задержки научного и общественного признания этих возможностей.

Но познание движется вперед, и сейчас лучшие этнологи страны все решительнее отказываются от обвинения в какой-либо психической анормальности даже шаманов, ритуальные действия которых очень необычны.

Подтверждением тому, что необычные возможности - это естественная грань одаренной человеческой личности, служит сама Джуна, непрерывно ищущая все новых путей творческого самовыражения. Стихи и рассказы, живопись и музыка - все это черпается из глубин богатой натуры без какой-либо специальной профессиональной учебы, через которую проходит почти абсолютное большинство литераторов, музыкантов и художников. Не будучи специалистом, могу лишь сказать, что многие ее художественные произведения меня лично берут за душу куда сильнее, чем продукция некоторых профессионалов.

Пора, однако, подвести итоги. Книга Джуны, от которой трудно оторваться, это не просто очередное самовыражение богатой и щедрой ее натуры. Множество ситуаций, коллизий, встреч и побед, о которых Джуна рассказывает со столь свойственной ей страстной выразительностью и искренностью, - это весьма поучительная история активного, напряженного развития личности, далеко не укладывающейся в привычные рамки. Книга эта невольно вызывает в памяти близкие по своей напряженности жизнеописания таких героев раннего Возрождения, как Бенвенуто Челлини и Франсуа Вийон. Восхищаясь каждой ее победой и сочувствуя трудностям, просто не представляешь себе, как она успела и сумела одержать и преодолеть их все за такой короткий срок, непрерывно поднимаясь при этом по ступеням мастерства и внутреннего развития.

Важно, что это книга беззаветной действенной доброты, которой, к сожалению, так часто не хватает и тем, чьей профессией она, по сути, является.

Не менее поучительна эта книга, за которой, несомненно, последуют новые, как этапная история жизни человека, самозабвенно преданного большой, нужной людям идее.

Можно, конечно, сказать, что небывалый успех Джуны связан и с тем, что начало напряженнейшей ее деятельности совпало с моментом, когда объективная необходимость признания и развития учения о необычных возможностях человека достаточно полно назрела и начала все шире осознаваться человечеством. Но реализовать эту объективную необходимость можно было, однако, лишь ценой непрерывного горения, оказавшегося для многих других энтузиастов этого направления непосильным.

Стиль книги и самой жизни Джуны можно условно, конечно, назвать романтическим гуманизмом. Джуна, как горьковский Данко, захваченная страданиями людей, осветила их путь к здоровью своим горящим сердцем. Но в отличие от Данко пролагаемый ею путь уже начат и сердце ее теперь не растоптать ничьей осторожной ноге.

А с точки зрения чисто прагматической Джуне удалось, по сути, совершить человеческий подвиг, перед которым, без преувеличений, меркнут хрестоматийные подвиги классических героев. Джуне удалось заставить множество не только физиков, но и медиков признать объективную реальность биоэнергетики, необычных возможностей человека, высочайшую эффективность и перспективность практического их использования.

А ведь неприятие этой реальности современным человеком, привыкшим мерить все мерками НТР, буквально всасывается с молоком. Никто из нас не родится энтузиастом биоэнергетики, глубоко противоречащей массовой теории и практике последних столетий. Тем труднее преодолеть привычные нормы и предрассудки.

Созданный и постоянно совершенствуемый Джуной метод диагностики, профилактики и лечения, впитавший и развивший многое лучшее из древнего опыта человечества, которым мы столько времени пренебрегали, обращен в будущее на благо развития науки, повышения психофизиологических возможностей, здоровья, эффективности и просто радости жизни человека - высшей ценности нашего общества.

Мы сами еще не до конца понимаем, что результаты деятельности Джуны и многих ее сторонников и коллег необратимы и что никакие предрассудки и волевые решения не остановят уже начавшегося всемирного научного исследования проблем, необходимость развития которых признана и ведущими учеными нашей страны.

Подобные качественные переломы в истории познания человека и природы нечасты и получают надлежащую оценку по достоинству не сразу. Пока же хочется просто поблагодарить Джуну за то многое, кажущееся неповторимым, что она уже успела сделать, и пожелать ей новых и заслуженных успехов

А. Н. Меделяновский, доктор медицинских наук, профессор

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://massagelib.ru/ 'Массаж. Учебные материалы для массажиста'
Рейтинг@Mail.ru